Стыд

 

Как вам всем прекрасно известно, старина Фрейд - и вслед за ним остальные - считал основной движущей силой нашего с вами бытия что? Правильно - секс. Но пришел он к этому умному выводу не сразу. В своих первых работах он ставил во главу угла кое-что совсем другое, в чем потом разочаровался, решив, что оно только для женщин и детей. И очень зря. Потому что современный психоанализ и социология постепенно приходят к выводу, что секс - это все на самом деле фигня, а есть куда более глубинная эмоция/инстинкт/аффект и т.п., которая в куда большей степени определяет наши реакции, поступки и т.п. - та самая, которую он благополучно забраковал.
Не догадываетесь, какая?

Звучит банально, но это стыд.
И на самом деле все не так уж и банально. Казалось бы, все мы иногда чего-то стыдимся, подумаешь, бином Ньютона, но стыд осознанный - это только видимая часть айсберга. Поскольку большую часть времени мы старательно прикрываем это чувство другими эмоциями, не позволяя себе в нем признаться. Оно практически табуизировано.

Элементарный пример:
Как мы характеризуем чувство, охватывающее некоторых из нас перед любым публичным выступлением? Когда краснеешь, в горле пересыхает, коленки трясутся, нафиг я вообще сюда пришел и т.д.? Ага: "страх перед..." Никакой это не страх на самом деле, а стыд, хотя эти две эмоции несомненно родственны - и по проявлениям (хотя заметим: со страху обычно не краснеют).

Стыд - это эмоция, вызванная в первую очередь угрозой не соответствовать, упасть в глазах других (причем возможную реакцию этих других/идеального себя мы обычно заранее сочиняем сами).
На угрозу утраты связи с социумом мы реагируем по-разному: кто-то стесняется и комплексует, кто-то маскирует стыд под агрессией (P.S. Гнев практически никогда не является первичной эмоцией, скрывая под собой что угодно другое), перекладывая "вину" на других... В том, что ему элементарно стыдно, человеку чертовски трудно себе признаться, так как уже в том, чтобы испытывать стыд есть нечто постыдное. Т.о. получается некий замкнутый круг: нас очень легко заставить испытывать стыд (немодные туфли, лишний вес, приехал из провинции, не читала чего-то там, ляпнула не то, маленькая зарплата, еще не замужем, всего лишь домохозяйка, нагрубил, не подумав и т.д. и т.п.), но нам очень трудно его осознать. Хотя только осознавая стыд (1. "Мне стыдно, потому что я..." 2а."А с какой стати мне этого стыдиться, когда это все культурные и общественные предрассудки?" 2б. "Да, блин, надо бы извиниться"), человек выходит из замкнутого круга агрессии, обид и комплексов.

Здесь важно не путать стыд и вину. Признать, что вы виноваты в чем-то, сравнительно легко. Объявляя: "Да, я был скотом, я виноват", вы выносите себе приговор с позиции "улучшенного себя", вы показываете всем, насколько на самом деле возвышенны и круты, раз способны на самокритику. Это как католическая индульгенция: покаялись, возвысились - и можно пакостить дальше. Поэтому, например, в политической риторике часто всплывает "коллективная вина", но никогда "нам стыдно". Считается, что признать свой стыд - значит опозориться и навсегда запятнать свое доброе имя. А на то, что оно и так уже давно запятнано, можно благополучно закрывать глаза. Другое дело, что конфликтов это не решает - а наоборот.

 

(c) Долли Обломская

к оглавлению