Notes on slash.

 

(1)
С с литературоведческого семинара:

1. Феминистический лит-вед описывает слеш (она это назвала Women Writing "Gay" Men; я пишу "слеш" – т.к. короче, хотя это не совсем верный термин) как "двойное переодевание" - double cross-dressing. (Как это хорошо сформулировала героиня фильма "Виктор, Виктория"? I'm a woman pretending to be a man pretending to be a woman – не совсем, но почти.)

2. Первопроходцы: например, Мери Шелли (ну, эту девушку бы в наше время...), монстр которой был явно не равнодушен к Франкенштейну, потом у нее был еще роман The Last Man, где все было более очевидно, причем один из героев был списан с ее покойного мужа, а другой – соответственно, с нее самой. Сделан мужчиной для свободы самовыражения.Т.е. модель понятна – яой.

3. Отношения между мужиками, описанные женщинами, невероятно разнообразны и достигают небывалых эмоциональных высот – т.е. "male author" не додумался бы.

4. Опасность: (разумеется) – женщина за бортом. Т.е. раз уж и дамы перешли на мужиков, кто ж теперь о них самих писать будет! Даешь фемслеш!

5. Еще одна причина написания слеша: стремление избежать "гетеросексуального сценария", который лежит в основе всей мировой лит-ры и всех уже достал - т.е. boy meets girl, куча препятствий, свадьба. (А MPreg – это, значит, к нему возвращение, хе-хе.)

6. Ну и, конечно, не забыли дядю Фрейда, но осовременили. Не то чтобы мы очень тяготились отсутствием Сами-Знаете-Чего. (Вообще, как им можно тяготиться???! По-моему, без – гораздо удобнее... – а ведь по Фрейду все женские психозы и пр. этим и объясняются... мрак), но нам, мол, интересно поиграться с тем, чего у нас нет. При этом разгуляться мы можем на всю катушку, т.к. у нас напрочь отсутствует страх перед кастрацией, который подсознательно сковывает мужиков (за что купила, за то и продаю). Нам этот их страх как раз выгоден, поскольку, по выражению Дерриды, позволяет "стоять в стороне и хихикать".

Для примера: именно поэтому нам не страшно изображать женственных мужиков (симпатизируя им) – традиционное табу всех писателей-мужчин.

7. Действительно стоит почитать:
Sylvia Townsend Warner: "Mr Fortune's Maggot" – про миссионера и туземного мальчишку, очень забавно, и вообще по ее словам и цитатам это замечательная писательница.
Patricia Highsmith: "Talented Mr Ripley" - в новом политкорректном фильме он трагично остается в "шкафу" (closeted), и это, мол, плохо: не надо стесняться своей природы и пр. В книге все куда веселее: там он в полном восторге от "шкафов" криминала, маскарада, "перверсии" и психопатства – и читатель вместе с ним, такое вот хулиганство.

(2)

Человек, незнакомый со слешем, будет прежде всего глубоко шокирован. Даже если он не предубежден против гомосексуализма. Так как для современного человека - гомосексуализм, конечно, в порядке вещей, но является данностью для той или иной фигуры, ее сущностью. Т.е., если любит женщин - то по жизни, а если уж гей - то, пожалуйста, от начала и до конца. А капитана Керка вообще попрошу не трогать.

Что интересно, эта ментальность характерна и для многих слешеров: т.е. никакого гета принципиально, только ГП/СС и больше никто и пр. И тем не менее слеш должен по сути своей избавлять от таких ограничений, зацикленностей, в сознании. Ведь первый шаг уже сделан: гет перевернули в слеш, это уже огромный прорыв. Но он заходит в тупик, если сделав его, слешер говорит сам себе: да, вот такая я извращенка и этим горжусь, для меня теперь ГП всегда будет геем, чтоб там Роулинг не... Точка.

А ведь это тоже очень узкие рамки, т.к. слеш может раскрепостить (и раскрепощает) сознание в куда большей степени. Он поворачивает его от четкого деления на ориентации нового времени к античным - и на мой взгляд, более совершенным - представлениям о человеке как вместилище всех ориентаций. Без противоречий, раздвоения личности, closeting, поисков истинного Я и пр. Это (еще) не андрогинность, но берет от нее лучшее.

Почему этого почти не происходит? Тема для эссе: "Слеш как побег от гета в поисках идеальной дружбы"...

(3)

(про гы и сы)

Гы и сы - это гет и слеш, разумеется, а вы что подумали. Пережевана эта тематика неоднократно, но все еще лезет в голову. А все потому, что угораздило меня тут прочесть достопочтенный фик "Огонь и Роза".
Хм. Т.е. - для тех кто не знает - писк его в том, что Г.Грейнджер и С. Снейп в нем меняются телами. Фик - не без юмора, но вообще сплошной флафф и фигня полнейшая по большому счету, если бы не вот эта главная идея. Поскольку они там в таком виде еще и экхм любят друг друга по всякому. И если разложить это дело по полочкам, то фик в итоге осуществляет неосуществимое, а именно парадоксальный комплекс желаний традиционной снейпоманки:
1.Побыть Снейпом.
2.Заняться любовью со Снейпом.
3.Заняться любовью, как хочу сама. (Ну да, я же Снейп, вот и люблю наконец-то свое (= гермионино = мерисьюшное) тело, как положено)
Т.е. Снейп присвоен полностью и даже больше, замкнут в мою систему, то-то они в этом фике так часто занимаются самоудовлетворением.)

И вот после такого (+ пары-тройки дневников соотв. содерж.) начинаешь по-настоящему уважать слеш. Вот где героя не стремятся привязать, влюбить в себя любимую и пр. Наоборот: ему дают возможность развлекаться с таким кол-вом замечательных - ну или по крайней мере интересных - людей! Слешер бескорыстен - и честь ему за это и хвала. Или я идеализирую?

(4)

По большому счету разницы между слешем и гетом нет. Есть только любовь.
И когда она есть - различия стираются. Если оставить за бортом предрассудки и предубежденность, конечно.

Почему гет так часто кажется пошлым - особенно убежденным слешерам? Пошлость - это дурновкусие обыденного. "Я люблю тебя..." - и все, фик уже напоминает нам о сотнях дамских романов. Та же фраза в слеше - и дамский роман вдруг переворачивается с ног на голову, возникает т.н. эффект очуждения - и фик читается на ура. (Постепенно клишированность начинает ощущаться и в слеше, но все равно эффект новизны будет еще долго искупать тут любые недостатки.)

Что делать автору гета? То же, что и всем "нормальным" писателям, которые мучаются с этой проблемой по жизни, - избавляться от клише. Во всем - от сюжета до стиля. Неизбитые ситуации, нестандартное распределение м/ж. ролей, неидеализированная героиня, море (само)иронии... Это непросто. Но возможно.

И главное здесь, мне кажется, любить самому. Потому что искренность - это лучший антитод клише. Не только прочувствовать кожей отношения между героями, жить ими, но и в первую очередь любить обоих (или сколько их там). Слешер потому и пишет слеш, что бесконечно обожает своих Сева, Сирю и Реми. Автору же гета требуется так же любить свою героиню, а не выходит. Нет удачных героинь? Или все дело в том, что таки трудно по-настоящему любить себя любимую (потому что в конечном итоге всякая мадам Бовари - это я) - одновременно глядя на себя со стороны и иронизируя над собой? А раз трудно - значит, неинтересно и скучно? Жаль, если это так.

 

(с) Долли Обломская

к оглавлению